Skip to content

Пермская летопись. 1383 год

Святой Стефан Пермский

Святой Стефан Пермский

После семилетних проповеднических трудов слова Божия между язычниками в Пермской земле, св. Стефан отправился в Москву с донесением об успехах своей проповеди. Прибыв в Москву в 1383 году, после Куликовской битвы, он просил себе помощников. «Жатвы много, говорил святитель, а делателей мало; потому молим господина жатвы, да изведет делателей на жертву свою, да будут мне помощники и пособники в деле проповедания». Не предупрежденный ум заранее мог предвидеть плоды этого путешествия. Немного было в Москве людей, которые «скуде суще умом, реша: почто сотворена суть книги пермския грамоты? И прежь сего, издавна, во Перми не было грамоты. Аще-ли и её требе бысть, достояше паче Русская, готова суща грамота». (Жизнеоп. св. Стефана). Так говорили только зависть и невежество. Лучшие люди того времени относились с сочувствием к апостолу пермскому, удивляясь его успехам в обращении язычников, а правительство и духовное, и гражданское, любило св. Стефана, как пастыря доброго, своими мудрыми мерами утвердившего слова истины между народом диким и свирепым. При вопросе об учреждении Пермской епископии, взоры всех благонамеренных лиц естественно были обращены на св. Стефана. «Кому лучше и приличнее быть епископом Перми, как не тому, кто просвещает ее верою, знает все ее нужды, знает даже язык, обычаи в ней и само идолослжужение»? (сказ. о жизни и трудах св. Стеф. еп. Пермск. А. М. стр. 24). Так рассуждало правительство, и когда метрополит Пимен, высказав пред великим князем опытность и ревность просветителя Пермского, изъявил желание поставить его епископом Великой Перми, великому князю зело за честь поставление его (Стефана): ибо знаем зело Стефан, и любяще издавна. (слова жизнеоп. Епифания; ср. ист. Росс. иерархии ч. IV, стр. 571).

Таким образом он поставлен Пермским епископом. (Пермские епархиальные ведомости за 1867 год ст. Е. А. Будрина). Так была основана Пермская епископия с епископской кафедрой в Усть-Выме, где при кафедральной церкви Благовещения устроен домой Архангельский монастырь с домом для бедных сирот и священников. На содержание архиерейского дома была отдана вся Усть-Вымская волость – великим князем Дмитрием Иоанновичем, с ее богатыми пашнями и лугами. Далее, хотя туземцам и предоставлена беспошлинная торговля, но, с приезжавших в Пермь купцов и промышленников собираемая прежде пошлина в великокняжескую казну, предоставлена Пермскому владыке с братией. (сказ. о жизни и трудах Стефана епископа Пермского А. М. стр. 25 и Пермские епархиальные ведомости за 1868 год). С учреждением епархии все ожило. Св. Стефан прежде всего обратил внимание на училища «и научи Стефан грамоте перметей, заповедуя учити часословец и осмогласник и песница Давидова,  желая овых в попы поставити, овых во диаконы, и писати их научи пермския книги». (Там же). Приготовив к священнослужению, святитель посвящал природных зырян в причетники, диаконы и священники, которые успешно стали распространять христианство, так как они знали местный язык, обычаи и недостатки своих соотечественников. В обители Стефановской (что в Вологодской губернии) в продолжение трехсот лет после св. Стефана пели церковную службу на зырянском языке. (Там же).

Азбука Стефана Пермского

Азбука Стефана Пермского

Примечание. Просветителем земли Пермской был юный монах, родом из Устюга, именем Стефан. (отец Стефана, прозванного Храпом, именовался Симеоном, а мать Марией. Арсений, епископ Ростовский, посвятил его в диаконы, а Герасим Коломенский в священники.). Воспламененный ревностью к обращению идолопоклонников, он выучился языку пермскому, изобрел для него азбуку, перевел главные книги церковные со славянского; хотел также узнать язык греческий и долго жил в Ростовском монастыре св. Григория Богослова, чтобы пользоваться тамошней библиотекой. Изготовив себя ко званию народного учителя, он взял благословение от коломенского епископа Герасима, наместника метрополии, великокняжеские грамоты для своей безопасности, отправился в Пермь, и начал проповедовать Бога истинного людям грубым, невеждам, но добродушным. Одни слушали его с изумлением; некотроые крестились охотно; другие, в особенности жрецы или кудесники пермские, встревоженные этой новостью, говорили: «Как верить человеку, из Москвы пришедшему? Не Россияне ли издревле угнетают Пермь тяжкими данями? От них ли ждать нам истины и добра? Служа многим богам отечественным, изведанным благодеяниями долговременными, безумно променять их на одного чуждого и неизвестного. Они посылают нам соболей, куниц и рысей, коими вельможи русские украшаются, торгуют и дарят ханам, грекам и немцам. Народ! Твои учителя суть опытные старцы; а сей иноплеменник юн летами, следственно и разумом». (История Государства Российского Карамзина Т. V гл. 1 стр. 64). Но Стефан, под защитой княжеских грамот, неба и своей кротости, более и более успевал в душеспасительном деле. Местное предание говорит, что св. Стефан с евангельским учением далеко простирался от своего главного места пребывания – Усть-Выма. (Усть-Вым ныне находится в Вологодской губернии, на правом берегу реки Выми, в 85 верстах от Яренска по дороге к Усть-Сысольску), так что по рекам Вычегде, Сысоле и Лузе он доходил до самых пределов Чердыни, называвшийся прежде Старой, а потом Великой Пермью, (пока Усть-Вым был главным епархиальным городом, до тех пор область принадлежащая к нему, именовалась Великой Пермью, а управлявшие ею святители  – Велико-Пермскими. В это время Чердынская область называлась, в отличии от Великой Перми, Старою Пермью, а после того, вместо Усть-Выма, как город Чердынь, так и весь уезд его назывались Великою Пермью, и святители ее – Велико-Пермскими). (Журн. Мин. Нар. Просв. 1857. Февраль, стр. 227, 228), – и мог в ней положить семена христианства сам или через своих сотрудников. Умножа число новых христиан до тысячи, он построил близ устья реки Выми церковь и славил отца Вселенной на языке пермском; а жители, самые упорные в язычестве, с любопытством смотрели на обряды христианского служения, дивясь красоте храма. Кудесники или жрецы старались вооружить против нег народ: Стефон кротостью, умом и смирением заслужил общую любовь и доверие. Идолы были везде разрушены; кумирницы преданы огню; на место их заступали его храмы. Так, создав еще две церкви, Стефан завел при оных училища, чтобы образовать молодых людей для сана иерейского, и поехал в Москву требовать учреждения особенной  епископии Пермской. Великий князь Дмитрий Иоаннович лично знал и любил его. Митрополит Пимен также. Они нашли Стефана достойным епископского сана, и сей новый Святитель, возвратясь в землю, им просвещенную, заслужил имя отца пермян; учил, благодетельствовал, во времена голода доставлял им хлеб из Вологды, и ездил в Новгород ходатайствовать за них у правительства. Народ благодарный доныне с любовью говорит о делах свего первого наставника, описанных иноком Епифанием, учеников св. Сергия. Он скончался в 1396 году и причислен церовью к лику святых. О кончине его в летописях сказано: «Априлиа в 26 день преставился епископ Пермский Стефан, и положен бысть в Москве в монастыре Спаса, за стеною… ему же не велицем Сборе по вся году возглашают вечную память…»

Новопоставленный епископ св. Стефан из Москвы возвратился в свою новую Епархию. По дороге он постели свой родной город – Великий Устюг, где приняли его с торжеством. «Все духовенство вышло к нему навстречу с хоругвями и иконами, при звоне колоколов, а граждане – с хлебом-солью. В родном городе богатые и бедные приносили ему посильные дары для построения и украшения вновь созидаемых церквей. Наконец, поклонившись гробницам своих родителей и старца Прокопия, Святитель продолжал путь далее.

Новообращенные зыряне также с радостью встретили св. Стефана. Они толпами выходили к нему навстречу, целовали его одежду и плакали от радости.

Множество устных преданий передается из рода в род между пермяками о его пребывании в земле Пермской. Так рассказывают, что в селе Туглиме, верстах в 25 ниже Яренска, одна женщина, видя худую обувь праведника, дала ему белья от своих женских трудов; святой в благодарность изрек, что это место будет торговое; и в самом деле, хотя положение селения не представляет никаких местных особенных выгод, здесь исстари существует несколько ежегодных ярмарок. Выше Яренска, тоже верстах в 30 от города и на правом берегу Вычегды, есть большое селение Гам: говорят, что жители его, известные под именем Гамичей, по удалении св. Стефана дальше вверх, снова обратились к языческим обычаям, и когда праведный муж возвращался назад мимо них, смеясь кричали ему, что они опять едят белок: святой болезновал горько о невеждах и назвал их слепым родом; так с тех пор и доныне вся волость называется презрительно «слепой Гам».

Post a Comment

Your email is never published nor shared. Required fields are marked *
*
*