Skip to content

Пермская летопись. 1396 год

Смерть Стефана Пермского. Миниатюра

Смерть Стефана Пермского. Миниатюра

В 1396 году прибыв в Москву по делам своей епархии, св. Стефан заболел и преставился к Господу. Тело его погребено в кремле в церкви Спаса на Бору. Св. Стефан кафедру основал в Усть-Выме, принадлежащем ныне к Яренскому уезду Вологодской губернии; и как сам, так и ближайшие его преемники именовались Епископами Велико-Пермскими, хотя совершенное обращение Великой Перми или Чердыни последовало уже при четвертом его преемнике, епископе Ионе. (Пермск. епарх.ведом. 1868 г. стран. 104 и 105).

Не считаем излишним заметить, что святитель в год своей смерти был вызван в Москву. С сожалением он расставался со своей любимой паствой, как бы предчувствуя близкую свою кончину. Прощаясь с народом перед своим отъездом, он сказал им следующее поучительное слово, которое было часто прерываемо всеобщим плачем.

«Братья, отцы и чада, мужи земли Пермской!» говорил св. Сефан, «мы должны благодарить Господа нашего, посветившего нас светом веры. Вы теперь поработились Богу; оставив тьму, вы облеклись в свет, и призваны в свободу и славу чад Божиих. И так, постарайтесь понять волю Господню и заповедь Его о любви к Богу и ближнему. Св. Иоанн Богослов говорит: «кто утверждает, что он любит Бога, но не любит брата своего, тот лжет». Делайте благое на основании веры, ибо вера без дела мертва есть. Не будьте младенцы умом, но будьте совершенны разумом, достойны звания своего, испытывая, что угодно Богу. Да не увлечется никто из вас ложным учением, а если кто и впадет в такое прегрешение, то лучшие между вами да утверждают его духом кротости. Друг за друга тяготы несите, и так исполните закон Христов. Последнее слово говорю вам словами апостола Павла: «се ныне, братия, предаю вас Богу и Слову благодати Его, могущему спасти вас, ибо он есть Спас наш, и Ему слава во веки, Аминь».

Слезы и рыдания всех присутствовавших часто заглушали речь святого Стефана. Он сам плакал вместе со своею паствой.

Возблагодарив Господа за помощь его, св. Стефан в молитве просил Бога защитить и охранить просвещенные им племена:

«Призри на людей сих новокрещенных», говорил он, «на словесных овец, мною, недостойным, приведенных в веру Твою. Освяти души их Твоею благодатью, дай им всячески творить правду Твою, укрепи их в православной вере и утверди в них Завет твой. Не лиши их твоей помощи, дабы, сподобившись здесь на земле жить в преподобии и правде, и в будущем веке возмогли они быть наследниками вечных благ».

Навершие посоха Стефана Пермского

Навершие посоха Стефана Пермского

Примечание. Для полноты нашего труда представим описание святительского посоха еп. Великопермского Стефана; описание это заимствовано из сказания о жизни и трудах св. Стефана, епископа Пермского А.М. стр. 31. «Они неверные взрадовались о смерти», читаем на посохе св. Стефана. Здесь кстати упоминаем об этом посохе, хранящемся ныне в ризнице Пермского кафедрального собора. Посох присла был в Пермский кафедральный собор при следующем указе св. прав. Синода, от 10 октября 1849 года, преосвященному Аркадию архиепископу Пермскому: «Святейший правит. Синод слушали рапорт синодального члена, преосвященного Иосифа, архиепископа Литовского, о том, что при посещении  Супрасльского монастыря, он несколько раз видел хранящийся в ризнице его посох святого  Стефана Пермского, как можно заключить из резной надписи. Он деревянный, но весь обложен костью, покрытою самой мелкой резьбой. Он полусгнивший, как пишет Долматов; но многие костяные частицы опали и пропали. Неизвестно  вовсе, как и каким образом достался этот посох Супрасльскому монастырю; – он полагает, что случилось это после тяжких смут при самозванцах, когда весьма много разграблено в России и вывезено в Польшу; для ближайшего рассмотрения и оценения этой древности, он поставил ныне же в обязанность преосвященному Игнатию, викарию его,  чтобы он вытребовал его из Супрасльского монастыря и представил прямо от себя святейшему Синоду в надлежащей сохранности. Что касается уступки данного посоха Пермскому кафедральному собору, – то об этом ему докладывал словесно преосвященный Игнатий в бытность его в Вильно, и он сказал, что это можно сделать, а насчет требуемого монастырем вознаграждения добавил, что и это не будет лишним, не столько в виде вознаграждения, сколько взаимного пожертвования, – но какое именно потребуется монастырем вознаграждение, ему было неизвестно. Донося о том святейшему Синоду, он, преосвященный Иосиф, присовокупляет, что он не находит никакого препятствия сказанного посоха Пермскому кафедральному собору, если на это будет воля святейшего Синода. Но с другой стороны, признает справедливым и требование Супрасльского монастыря о вознаграждении оного. Этот посох, не как святыня, а как артистическая национальная древность, имеет сама по сбе большую ценность. Богатая же пермская паства, он надеется, не найдет для себя тягостных пособить, стесненному в средствах содержания, Супрасльскому монастырю, состоящему среди иноверного населения. Его ризница весьма скудна, а огромные здания нуждаются в ремонте. Приказали: Святейший Синод, принимая в соображение, с одной стороны, что посох Святителя Пермского Стефана, находясь в Супрасльском монастыре, не может составлять там предмета такого уважения, каким может быть в месте первого провозвестия святителем слова Божия, а с другой стороны и то, что Супрасльский монастырь, уступая сию драгоценность, должен получить за сие некоторое вознаграждение – определяет: посох сей препроводить при указе к Вашему преосвяществу для хранения приличным образом в Пермском кафедральном соборе, предоставляя Вашему преосвященству сделать Супрасльскому монастырю возможное вознаграждение». Внешний вид посоха подробно описан в брошюре: «Сказ о жизни и трудах святого Стефана» стр. 54. Мы сличали это описание и нашли его совершенно верным. Так как посох св. Стефана – единственная археологическая древность, доставшаяся Перми в наследие, то не будет неуместно сделать здесь его описание. Мы заимствуем это описание из упомянутой брошюры: «Длина всего посоха 2 аршина без 2½ вершков. Он деревянный и сделан, как надобно полагать, из лиственницы, а кругом обложен резной костью, вероятно, лосевою. Рукоять посоха подобна букве «Т» и обложена также костью; в длину она двух вершков, в ширину около полувершка. Верховая сторона рукояти с фигурною резьбою; подобные фигуры и по двум ее сторонам. В середине, по обеим сторонам, вырезаны два херувима. По верхним краям сторон вырезаны древними буквами надписи, на коих на одной стороне: «Се есть деяне епискупа Стефана Пермьскаго отъимает выипеонопа и кон.», а на другой продолжается: «опство и в он мыеся иконоп и явися ему бес в ризах и рече ему».  (для объяснения этой надписи нужно иметь ввиду слова, взятые из греческого и древне-славянского языков, каковы: выя – шея, aion – век, ops – лицо, коноп – котел, горшок и всякая посуда, особенно глиняная, конопство – сбор всякой ломкой посуды, мыеся – мыл себя). К рукояти приделана самая палка деревянная до яблока без всякого оклада. В окружности она 1½ вершка, а длиною в четверть. За всею этой верхнею частью следует обложенное костью яблоко, в окружности в три вершка. Оно обложено медными полукружиями, кроме середины, на которой резная по кости надпись довольно мелкими буквами: «и вынде епискуп в насад» (насад – плоскодонное речное судно, ныне редко употребляемое. См. настольн. слов. Толля. – Ред.) искати демона их, и погрузи бес насад, и не вселися в него». Далее, под яблоком, следует костяная резная на палке окладка длиною в аршин с четвертью и двумя вершками. Она разделяется на семь неравных частей, вырезанных отдельно, и состоит из 16-ти равных коленцев с резными изображениями; коленцы сии друг от друга отделяются поясками с 16-ю на них надписями. Некоторые из коленцев, равно и из поясков, более или менее повреждены, а все вообще перемешаны, будучи передвигаемы с места на место. В настоящем виде посоха под означенным яблоком находится первый поясок. На нем уцелели слова: «свои радуют и неверн…» Под пояском в коленце три здания вроде башен с окнами, а между ними здания пониже также с конами: из сих последних виднеются по груди три старца (в настоящее время два, а изображение третьего отломлено). На втором пояске цельная резная надпись: «И оныже неверные на граде веселяшеся». Под пояском на коленце одинаковое с первым изображение.

Посох Стефана Пермского

Посох Стефана Пермского

На другой отдельной части, в первом пояске надпись:»Пойдоша на епискупа с оруж…». Под эти пояском изображены плывущие старцы на двух лодках. На одной лодке двое, из коих один трубит в трубу, а пред другим стоит что-то подобное знаменам. На другой лодке четверо с двумя знаменами, которые, – как и прежние, можно почитать за оружие или лучше за весла. Изображение лодок замечательно тем, что передний нос их имеет вид головы звериной. На втором пояске цельная надпись: «И тыи неверний послепоща ипоплакашещя в лесе». Под пояском изображены четыре старца плачущие и утирающиеся платками. Все они в латах, покрытых верхней длинною одеждой. Между старцами есть и изображение одного дерева, выражающего лес. На третьем пояске цельная надпись: «И принесоша епискупу свой закон и возопиша к н…» Под пояском изображения шести старцев; из них трое держат что-то в руках, – вероятно, закон.

За сим следует третья часть костяного оклада. Первый поясок на ней без всякой надписи: только под ним находятся изображения четырех старцев. Из них двое вырезаны идущими с четвероконечными крестами (один теперь изломан); а вдое плывут на лодках с изображениями на носу головы животного. У одного из последних старцев в руках что-то подобное веслу или жезлу, имеющему верх наподобие рога, а конец наподобие лопатки. Под изображениями поясок с цельной надписью: «И ста епискуп, крести воду и прейде невредим». Под надписью изображены две лодки. На одной трое старцев, из коих один опять с веслом или жезлом и, вероятно, сам св. Стефан, а двое с четвероконечными крестами в руках. На другой подобной лодке, вырезанной не вдоль, как прочие, о поперек, также трое согбенных старцев, только без всяких принадлежностей. Второй пояско с цельной надписью: «И сече демона и от огнь складе и забуде огныва». Под пояском изображения четырех деревьев, означающих лес, и трех старцев. Из них один, с короною на главе, сидит на троне, другой с секирою в руках, а третий изображен нагнувшимся и держащим что-то в руках.

Далее следует четвертая часть костяного оклада, гораздо более поврежденная, нежели первые. Она начинается пояском с надписью неполной, в которой уцелели только слова: «епискупом сбор…». Под этим пояском изображение сидящего на стуле в пестром облачении, вероятно, Стефана и двоих идущих к нему, одного, кажется, диакона, с кадилом в правой руке и с потиром в левой, в другого в обеих руках с какой-то круглой мерою. Перед самим сидящим епископом вырезаны два больших подсвечника. На другом пояске остались цельными слова: «И бес и коноп бес…». Под этим пояском осталось изображение одного только старца, а у другого уцелела одна голова. На третьем пояске сохранились вырезанные слова: «От дрвна глахо (?) со свещами не…». Ниже этого коленца на полвершка пустое по кости место с фигурами Х, а потом изображения пяти лиц, из коих одно со свещею и круглою мерою, другое в мантии с книгой, третье в шапке, из неверных, а еще двое идут навстречу (с отломленными теперь головами).

В пятой части оклада, на первом пояске остались слова: « И яде…», а под ними сохранились на какой-то галерее два старца, из коих один изображен сидящим, а другой пред ним стоящим. На втором пояске остались слова: «На веде бес не… скупа». Под ними изображения в каких-то зданиях пяти лиц; из них двое разговаривают, потом один изображен лежащим, другой нагнувшимся над ним, а за ним еще нагнувшийся.

В шестой части оклада первый поясок с цельной надписью: «Идет епискуп с сбором к неверным». Под пояском из пяти лиц остались в целости четыре. Один из них, вероятно, Стефан в облачении с распростертыми руками, но голова у него теперь отломлена; перед ним диакон с кадилом и с потиром, потом еще старец с распростертыми руками, далее лицо выломано, потом один с хоругвью. Все они находятся в здании со столпами. Под этим коленцем поясок с поломанной надписью: «И собрашася князи нев… ехотяша крестн…». Под пояском пять лиц, перепоясанных довольно низко, как перепоясываются некоторые из нынешних крестьян, и с верхними одеждами, по краям чем-то обложенными; у одного из них, с распростертою рукою, голова отломлена.

В седьмой и последней части костяного оклада первый поясок с неполною надписью: «рни черныим соро… мре…». Под ним изображения четырех старцев, из коих по двое держат руками что-то вроде человеческого туловища. На втором пояске цельная надпись: «Они невернии взрадовася о смерти». Под пояском изображены три старца, один сидящим, а двое стоящими в каком-то здании. Этим и оканчивается костяная окладка посоха с резьбою. За ней следует в 1½ вершка окладка медная, а на конце изнутри ее и палки виднеется на полвершка железное четвероугольное копьецо, служившее опорою во время хождения, а вместе и защитою».

По всем соображениям, посох, очевидно, в описанном виде не мог быть принадлежностью св. Стефана. По все вероятности, ему принадлежала одна палка, которую после его смнрти и обложили костяной резьбой в память его апостольских трудов. «В Супрасльский монастырь, как говорят, посох перенесен из Москвы в 1612 году с другими замечательными вещами гетманом Хоткевичем. Можно полагать, что посох находился до того времени при гробе св. Стефана Пермского, у Спаса на Бору в Московском Кремле». (см. сказ. о жизни и труд. св. Стефана, А. М. стр. 58).

Примечание. По прибытии в Москву, св. Стефан заболел, изнеможенный не столько летами, сколько непрерывными трудами и заботами. Братия часто посещала его: одни окружали его одр, другие сидели около него, и сам князь великий приходил к нему, и многие бояре часто навещали его. Почувствовав приближение смерти, Стефан призвал своих клириков и ризничных и поддьяконов и всех, приехавших с ним из земли Пермской, и обратился к ним с таким словом: «Братия, выслушайте, что я скажу вам. Вот я отпускаю вас назад в землю Пермскую. После моей смерти ступайте туда и скажите им (новокрещенным пермякам), всем ближним и дальним, скажите им все что слышали и видели. Последнее слово хочу я сказать: пришел мой день и час смертный. Скажите же от меня людям, что я иду туда, куда пошли отцы мои и куда все пойдут, и не буду уже больше жить с ними, что я умираю, что суждено всем, живущим на земле. Внемлите, дети мои, закону Божию, бдите и молитесь, стойте в вере непоколебимо, мужайтесь, будьте тверды сердцем, берегитесь еретиков, удаляйтесь от приходящих расколов церковных, избегайте вашего прежнего кумирослужения, да не прельстит вас никто злыми речами. Вы знаете, братия, сколько скорби, сколько томления перенес я в земле Пермской, и сколько потерпел я в стране вашей, утверждая веру, сколько пекся я о вас, как день и ночь молился о вас Богу. Теперь вы приняли крещение, передаю вас Богу и благодати его. Слушайтесь закона Божия и всего, что он завещал в законе своем; слушайтесь святого Евангелия и святых Его Божественных Апостолов. Если после моей смерти придут к вам какой еретик, или идолослужитель, или придерживающийся раскола церковного, или волхв, или кудесник, не принимайте таких и с такими не имейте общения: учения его не слушайте и словам его не внимайте и повелений от него не принимайте, хотя бы он и мудр был «и силы никаки начнет творити». Держитесь учения, которое я вам передал, блюдите и творите то, что слышали от меня и чему от меня научились, и Бог мира да будет с вами, аминь». Сказав окружающим поистине достойное слово, святитель с благодарением и молитвой на устах, тихо и безмятежно испустил дух, как будто уснул мирным сном.

Post a Comment

Your email is never published nor shared. Required fields are marked *
*
*