Skip to content

Пермская летопись. 1514 год

Глушицкий монастырь св. Дионисия (фото начала XX века)

Глушицкий монастырь св. Дионисия (фото начала XX века)

После 12-летнего управления Пермской епархией, епископ Никон удалился на покой в Глушицкий монастырь св. Дионисия, где скончался и погребен в соборной церкви св. Дионисия, за правым клиросом, близ стены, в коей и подпись над ним была, но забелена (Очерк истории Пермской Епархии Е.А. Будрин).

Примечание 1. В Вологодских губ. вед. (1850 г.) упоминается епископ Никон под следующими годами: 1502, 1503, 1504 и 1514.

Примечание 2. О годе кончины и месте погребения еп. Никона, археолог Суворов, из Вологды, говорит следующее: мы нашли в архиве Вологодской консистории свидетельство в записи, поданной в 1681 году игуменом Глушицкого монастыря Иосифом преосвященному Симону, архиепископу Вологодскому: «лета 7189 (1681 г.) ноября в 7 день, по указу великого господина, преосвященного Симона, архиепископа Вологодского и Белоозерского, Глушицкого монастыря игумен Иосиф с братией, епископа Никона Пермского и Вологодского могилу досматривал: могила с полуденною сторону церкви под папертью, а на могиле камень лежит серой, на трое переломлен, на камне надпись: «лета ЗК, т.е. 7200 (1512) могила владыки Никона Пермскагодскаго» (Вологодские губ. вед. 1850 г.).

Примечание 3. Не считаем излишним представить на страницах нашего труда состояние Пермской области вскоре после покорения ее русскими, со слов Герберштейна, бывшего в Московии неоднократно послом с 1515 – 1552 г. Вот как он описывает тогдашнюю Пермию:

«Пермия, большая и обширная область, она стоит от Москвы на 250 миль, или по другим на 300 миль, прямо на серверовосток. В ней находится город того же имени, стоящий на реке Вишере (Vuichoka), которая десятью милями ниже впадает в Каму. По ричине множества болот и рек туда едва можно доехать сухим путем, разве только зимою; летом же легче совершать этот путь на судах, через Вологду, Устюг и рекою Вычегдо., которая, в 12 милях от Устюга, впадает в Двину. Едущим из Перми в Устюг, надобно плыть по Вишере; пройдя несколько рек и в иных местах перетаскивая суда землею в другие реки, они приходят к Устюгу, в 300 милях от Перми. В этой области хлеб составляет редкость, подать князю жители Перми ежегодно платят лошадьми и мехами. У них свой язык и свои письмена, изобретенные св. Стефаном, который окончательно утвердил их в христианской вере (а прежде сего, еще не проникнутые верою, они сдирали кожу с какого-то епископа, который принимался было за то же дело). Этот Стефан уже к правлению Дмитрия Иоанновича был причислен русскими к лику святых. До сих пор многие из них остаются идолопоклонниками, живут рассеянно в лесах; монахи и отшельники отправляются туда, не перестают обращать их от заблуждений и суетного служения идолам. Зимой они ходят на артах (Artach), что делается в весьма многих местах России, – а арты суть деревянные продолговатые подошвы, почти в шесть ладоней длиною; они держатся на них, подвязывая их к ногам, и ходят очень быстро (вероятно здесь говорится о лыжах). Они употребляют вместо вьючного скота больших собак, на которых перевозят тяжести в повозках. Говорят, что эта область на востоке соприкасается с татарской областью, название которой – Тюмень (Записка о Московии – Rerum Moscoviticarum comentarii)».

Post a Comment

Your email is never published nor shared. Required fields are marked *
*
*