Skip to content

Пермская летопись. 1557 год

Хоромы Строгановых в Соли-Вычегодской. Гравюра И. Ческого. 1842 год

Хоромы Строгановых в Соли-Вычегодской. Гравюра И. Ческого. 1842 год

С переселением Строгановых в Пермский край, христианство начало быстро распространяться в окрестностях Соликамска (Соликамский лет. в рукоп. В. Шишонко).

В Соликамске был пожар от молнии, который, начавшись от летней Троицкой церкви, все постройки истребил до приказной избы, а за Усолкою рекою по Елисеевской двор. (Там же; Распр. христ. веры в предел. Пермск. губ. Арх. Макария 1857 г. стр. 11).

Уведомился Аникей Строганов от ведующих людей, что в Перми Великой земля при р. Каме мало жителями обитаема, а к поселению весьма способная и всем обильная, а понеже он, Аникий, имел у себя трех сынов — Григория, Якова и Семена, — ради того и распространения своей фамилии и к прибавлению к старым у Соли—Вычегодской вотчинам надо было сыскать полезнейшие другие заселения, пожелал на оных, обявленных ему в Перми, местах,  — с фамилией своею поселиться, надеясь что на тех новых местах будет лучшее довольствие и дому приращение, учинил к государю царю на те пустые и не населенные пермские места, на имя большого своего сына Григория просьбу.

Читать далее…

Пермская летопись. 1556 год

Иоанникий (Аникей) Строганов

Иоанникий (Аникей) Строганов

Посол Дмитрий Куров возвратился в Москву вместе с сибирским послом, Бояндой, с которым Сибирский князь Едигер прислал дани только 7 000 соболей, об остальной же объявил, что по случаю войны с Шибанским царевичем и пленения последним много людей, явились затруднения в сборе дани, – на что Куров говорил, что дань можно было собрать сполна, да не хотели; вследствии чего царь положил опалу на Боянду: велел отобрать у него все имение, самого посадить под стражу, а в Сибирь, через Пермь, отправить служилых татар с грамотой, чтоб во всем исправились. Приказ царя князь Едигер исполнил и вместе с тем прислал шертную грамоту за своей печатью, в которой Едигер обязывался быть у царя в холопстве и платить каждый год дань беспереводно (Истор. Соловьева т. 1, изд. 2-е).

Примечание. Конечная цель подобного заявление Едигера перед Москвой состояла в том, чтобы могуществом покровителя своего сдерживать своих недругов. Хотя, по отдаленности Москвы, трудно было ожидать помощи от нее, что, в свою очередь, отнимало страх у врагов его. Подобное положение понимали и в Сибири, – тем более, что Москва во внутренние дела Сибирских князей не вмешивалась и ей нужно было лишь одного – это исправной платы дани. Но в этом цели она достигала не всегда. Так мы видим, что сибирский князь Кучум обязался платить дань Иоанну, но потом убил московского посла. Все это продолжалось лишь до того времени, пока движение русского народа на северо-восток не приблизило своих селищ к Каменному поясу и, наконец, не перешагнуло через него. В этом случае оказал важную услугу род Строгановых, что мы увидим под 1558 годом настоящей летописи.

Читать далее…

Пермская летопись. 1555 год

Царь Иоанн IV Грозный

Царь Иоанн IV Грозный

Иван Грозный принимает послов из Сибири. Миниатюра из лицевого летописного свода

Иван Грозный принимает послов из Сибири. Миниатюра из лицевого летописного свода

В январе 1555 года пришли послы к царю от Сибирского князя Едигера и от всей земли Сибирской, поздравили государя с царством Казанским и Астраханским; и били челом, чтоб государь князя их и всю землю Сибирскую взял в свое имя и от всех неприятелей заступил, дань свою на них положил и человека своего прислал, кому дань собирать. Государь пожаловал, взял князя Сибирского, всю землю в свою волю и под свою руку и дань на них положить велел; послы обязались за князя и за всю землю, что будут давать с каждого черного человека по соболю и по белке сибирской, а черных людей у себя сказали 20 700 человек. Царь отправил в Сибирь посла и дорогу (сборщика дани). (История Соловьева т. 1, изд. 2-е, стр. 411).

Примечание. Об этом посольстве есть намек и в Чердынской рукописной записи (В. Шишонко).

Пермская летопись. 1554 год

26-го декабря в Чердыни, на посаде, сгорела церковь Варлаама чудотворца (Записи В. Шишонко).

Пермская летопись. 1553 год

Е.Корнеев. Солеварни в Соликамске. Картина 1810 г.

Е.Корнеев. Солеварни в Соликамске. Картина 1810 г.

Грамотою, 26 декабря, запрещено руководствоваться судом и грамотами прежних Велико-Пермских князей, в отношении пользования земельными угодьями, озерами и проч. (Там же).

В сем году в Чердыни существовала церковь во имя Варлаама чудотворца.

Примечание. В грамоте, пожалованной царем Иоанном IV чердынцам, в 26 день 7062 г. (1554), вместо таковой же, сгоревшей 30-го апреля 7061 г. (1553 г.), в церкви Варлаама чудотворца, неоднократно упоминаются усольцы и усыльцы, т.е. соликамцы, которым полагались по ней равные права и преимущества с велико-пермцами (чердынцами). Подлинно неизвестно, когда пожалована была первая грамота, но по мнению составителя Хозяйственного описания Пермской губернии г. Попова, она дана в то время, когда Курчев (наместник Чердынский), по сгорении, на устье речки Камзелки города (Чердыни), выстроил на нынешнем месте г. Чердынь; следовательно около 1535 г. Усолье-Камское, иначе Соликамск, населено было уже прежде первой пожалованной грамоты, т.е. до 1535 г, но во всяком случае до 1553 года, в котором дана вторая грамота. (Хозяйств. описание Пермск. губ., изд. в 1811 г., ч. III § 52). Другие же, как Миллер и Фишер (Сибирск. история) говорят. что Соликамск еще не существовал в 1558 г., когда Строгановым пожалованы земли по реке Каме, на том основании, что в грамоте, данной Строгановым Иоанном IV, 4 апреля 1558 г., не упомянуто о Соликамске и расстояние пустых мест, лежащих по Каме и жалуемых Строгановым, показано не от Соликамска, а от Чердыни. Эти означенные писатели подтверждают следующими местами грамоты: «а на Москве казначеи наши про те места спрашивали у Пермитина Кодуалы, привезшего пермятскую дань и он, Кодуал, сказал, что те места, о которых бьет Григорий Строганов, искони вечно лежат впусте и доходу в нашу казну нет никотораго и у пермич-де их в тех местах, нет ухажаев никоторых». (Лет. Строганов. отд. II).

Однакож, если вязто здесь во внимание расстояние земель, жалуемых Строгановым, не от Соликамска, от от Перми Великой (т.е. Чердыни), то это может быть потому, что Чердынь в то далекое время была городом более известным и главным правительственным местом, в котором жил наместник государев, тогда как Соликамск был еще малоизвестным.

Пермская летопись. 1552 год

Икона "складень" святого Николая Чудотворца, подаренная Иваном Грозным Соликамску

Икона "складень" святого Николая Чудотворца, подаренная Иваном Грозным Соликамску

На первоначальное устройство Соликамска и его враниц, нагайские татары смотрели с завистью и делали на Соликамск в разное время нападения. Теснимые татарами Соликамцы, в 1552 году, обратились к Грозному за войском для своей защиты и для отражения врагов. Царь, со всем войском, в это время находился под Казанью, оттуда прислал в Соликамск складной образ св. Николая Чудотворца, с таким уверением, что святитель защитит их от нападения врагов. Вместе с иконою была прислана и грамота.

Примечание. Означенная грамота в 1748 г., в бывшем пожаре в Соликамске, сгорела, а икона и доселе находится в Троицком Соликамском соборе. (Рукоп. соликамск. запись В. Шишонко и Распр. христианск. веры в предел. Пермской губ. архим. Макария 1857 г. стр. 11).

Примечание. По данным исследований, проведенных в музее Андрея Рублева (Москва) в 1992 году, икона из Троицкого Соликамского собора является более поздней работой XVII века. Предположительно, копией подарка Ивана Грозного, погибшего в большой соликамском пожаре в 1672 году.

Пермская летопись. 1547 год

Вологодский Софийский кафедральный собор. Место погребения епископа Киприана. Открытка начала XX века

Вологодский Софийский кафедральный собор. Место погребения епископа Киприана. Открытка начала XX века

30-го января, в сем году, рукоположен в епископы Вологодские и Велико-Пермские Киприан, из игуменов Московского Богоявленского монастыря, на место епископа Алексия удалившегося.

Из летописей видно, что епископ Киприан, усердно заботившийся о духовном просвещении своей многочисленной паствы, был строгим блюстителем постановлений церкви, поборником благочестия и ревнителем религиозных обрядов, старался о размножении церквей в отдаленных пределах своей епархии. Он скончался в Вологде, где и погребен в соборе; год его кончины неизвестен. (Вологодск. губ. вед. 1850 год).

Примечание 1. В Вологодском соборе, где предан земле епископ Киприан, над его могилой найдена следующая надпись: «Великий господин просвещенный епископ Киприан Вологодский перенесен из старыя соборныя церкви деревянныя, что возле Лениваго торгу и епископия старого двора и погребен на сем месте». В. Шишонко.

О епископе Киприане упоминается в актах под следующими годами: 1547, 1548, 1551 и 1554 (Вологод. губ. вед. за 1850 г., стр. 775).

Читать далее…

Пермская летопись. 1546 год

Ногайский конный воин

Ногайский конный воин

С 30-го января на велико-пермские владения делали нападения ногайские татары.

Примечание. Ногайская Орда возникла в ходе распада Золотой Орды и была одним из крупных государственных объединений. В ХIV-XVIвв. она занимала часть территории Западного Казахстана. Первоначально это объединение племен между Уралом и Волгой называлось «Мангытским юртом», по названию одного из наиболее крупных его племен-мангытов.

Обособление Ногайской Орды началось еще при Едыге, который был крупным деятелем в Золотой Орде. Едыге фактически держал в своих руках власть около 15 лет (1396-1411 гг.). Окончательно Ногайская Орда обособилась к середине XV в., усилившись при сыне Едыге Нурад-Дине (1426-1440 гг.). Границы Ногайской Орды, как и других кочевых государств, менялись в зависимости от внешнеполитической обстановки. Ко второй половине XV в. Ногаи вышли за пределы левобережья Урала и стали продвигаться к востоку и югу, занимая кочевья в Ханстве Абулхаира.

Этнический состав Ногайской орды был близок к составу племен Ак Орды и Ханства Абулхаира. В Ногайскую Орду входили тюркские и тюркизированные монгольские племена и племенные объединения: мангыты, кипчаки, канглы, конграты, найманы, уйсуни, карлуки, ктай, аз (ас), алшин, тама и др.

Во второй половине XV в. появилось название народности «ногаи», под которым они стали известны соседним народам. В Ногайской Орде сложилась улусная система власти и управления. Князь в орде имел наследственную власть – военную, дипломатическую, административную. Орда состояла из нескольких улусов, каждый из которых объединял множество родоплеменных групп. Рядовые кочевники-скотоводы обязаны были кочевать со своими мурзами, вносить подать, являться с оружием во время военных походов. Орда могла выставлять до 300 тыс. воинов.

В XIV-XVI вв. устанавливаются торгово-экономические и политические связи Ногайской Орды с Русским государством и Крымским Ханством. История Ногайской Орды теснейшим образом связана с историей соседних ханств Поволжья и Сибири, Средней Азии и Казахстана, особенно с историей кочевых узбеков и казахов.

После присоединения Казанского и Астраханского ханств к России, а также в результате междоусобиц среди ногайского правящего рода, Ногайская Орда распалась на несколько самостоятельных орд. Часть ее населения на территории Казахстана вошла в состав Младшего жуза казахов. На северо-востоке часть ногайских родов отошла под власть сибирских владетелей. Владения Ногайской Орды в этом направлении доходили до Иртыша, граничили с территорией Сибирского ханства.

Под эти годом значится, что епископом Вологодским и Велико-Пермским был Афанасий с 3 января. (Перм. еп. вед. 1868 г. стр. 165).

 

Пермская летопись. 1535 год

После опустошительного пожара Чердынь стала застраиваться (Рукописная летопись о Чердыни, В. Шишонко).

Примечание 1. Название г. Чердынь, как кажется, составилось из двух пермяцко-зырянских слов – из имени речки «Чер» или «Черки», протекающей в г. Чердыни и впадающей в реку Колву и «дынь» или «динь», – из коих первое «чер» означает «топор», а «дын» или «дин» – устье реки. Следовательно, «Чердынь», в переводе значит: «устье топора», иначе место, где впервые возымел дело топор.

Не считаем излишним сказать несколько слов об историческо-административном его развитии. В 25 верстах от реки Камы, близ нынешнего города Чердыни, старожилы-обыватели и до сих пор указывают на обваливающиеся земляные укрепления, кои, как говорят, и есть остатки того некогда знаменитого города, который принимал такое важное значение в торговой деятельности, некогда существовавшей Биармии. Чердынь была в то время складочным местом меновых товаров, привозимых из Азии и нынешней Сибири, для сбыта славянам и народам западной Европы. Но с того времени, как Болгарское царство утратило свое значение, а монголы, пришедшие из глубин Азии, подчинили древнюю Русь своему владычеству, Чердынь окончательно утратила свое торговое значение и только предприимчивые новгородцы, иногда заглядывали в тот некогда отдаленный край, по своим торговым делам. Есть однакож предание, что она, со времени своего основания, находится уже на пятом месте. (Сошное письмо г. Чердыни с его уездом. И. Яхонтова 1579 г., издано с примечаниями В. Шишонко 1880 г. ).

Примечание 2. Около 1539 г. Пермь, в числе других областей, страдала от нападения и хищничества Казанских татар. (Карамзин, Истор. госуд. Росс. т. VIII стр. 53 и 137).

Пермская летопись. 1531 год

В сем году на Чердынь было сделано нападение Пелымского князя с сибирскими инородцами (Доп. к акт. истор.).